Уважаемые редакторы сайта!

Наша семья давно следит за вашим творчеством, с тех пор, как прочли в журнале «Знание – сила» очерк «Как я был старателем». Кажется, он вышел в середине семидесятых. Журнал принес наш друг, старатель. Так мы узнали фамилию Аджиев. Вы тогда много писали об освоении Сибири, ее природе, истории. Нас поражало, как вам, ученому, удается увлекательно рассказать о сложнейших вещах и взрослым, и детям.

В сфере ваших интересов были и народы, о которых читатели очень мало знали. Разумеется, мы не удивились, когда появилась «Полынь Половецкого поля»… Непонятно, почему эта книга вызвала такую ярость у иных людей? В чем причина агрессии? Что это, зависть или политический заказ?

Споры в Интернете вокруг вашего творчества поражают полярностью суждений. Стоит кому-то сказать доброе слово о вас, как суют статьи никому неизвестных историков, дескать, уже отрецензировано. Мы, прочитав “рецензии”, поразились, оппоненты обращаются к Вам на “ты”, со словами: “помолчал бы в тряпочку”, “да и сам ты кто - раб?” и т. п. Это что, свобода слова?!

В их неприличном поведении свой расчет: ни один приличный человек не ввяжется в перебранку. А раз не отвечает, значит, наша взяла. Но за Вас отвечают книги (особенно последняя - «Тюрки и мир: сокровенная история»).

Однако наше письмо продиктовано не этим. Мы хотим помочь читателям, которые ищут правду о своей Родине. Они пытаются спорить на форумах, приводят отрывки из ваших книг, но часто делают это неумело. Не знают, что в таких “спорах” не рождается истина, потому что оппонентов правда не интересует. У них задача иная - всеми способами правду утопить во лжи и оговоре. Вот почему мы позволили себе расследование, результаты которого изложили в заметке «Чем пахнет мелкий горошек?».

Просим ознакомить с нею посетителей вашего сайта. Разумеется, мы не будем возражать, если они используют ее на своих форумах.

Семья Аксаковых

Чем пахнет мелкий горошек?

Перед нами сборник, вышедший семь лет назад под названием «История России в мелкий горошек», его авторы Д. Володихин, О. Елисеева, Д. Олейников объявили бой “монстрам фольк-хистори” – тем, кто самостоятельно смеет судить об истории России. Что ж, дело полезное, если оно во благо.

Но обескураживает автор уже первой рецензии Елисеева. С прямотой римлянина она называет чужие книги “историей для ослов” и сожалеет, что “нет в наши дни ни испанской инквизиции, ни подсвечников с экранами”, дабы сжечь еретика или хотя бы его сочинения. Признаться, позиция борца, готового отдать чужую (не свою!) жизнь за науку, не вызывает отклика. И мы, читатели, которых назвали ослами, не согласны с мнением Елисеевой.

Однако тон сборнику задан! Авторы уверены в своей безнаказанности. Вот и второй рецензент Д. Олейников, вступая в бой за науку, прямо говорит о наболевшем: «Всего за семь-восемь долларов по курсу! Тираж пятьдесят тысяч! Себестоимость книги два доллара! Стало быть, двести пятьдесят тысяч долларов в карман издателя и автора…» Это он о книге Мурада Аджи «Полынь Половецкого Поля». Сразу вспоминается «Золотой теленок»: «Дали бы мне миллион рублей! – сказал второй пассажир, суча ногами. – Я бы им показал, что делать с миллионом!»

Олейников даже не понял, если научная книга, изданная таким огромным тиражом, разошлась, значит, читатель-осел сумел в ней что-то заметить…

Кстати, можно представить, какие страдания доставило рецензенту известие, что книги Аджи продают в интернет-магазинах как букинистическую редкость по сорок долларов! Речь идет книгах «Кипчаки» и «Кипчаки, огузы» (кстати, их текст размещен на официальном сайте писателя http://www.adji.ru).

Возможно, Олейников, как и настоящий служитель науки, далек от жизни, не знает, что к доходу от реализации книги автор не имеет отношения, то - прибыль книготорговцев. Однако простим рецензенту, в конце концов он историк, а не какой-то там “носитель ученой степени, кандидат экономических наук, защитивший в 1973 году диссертацию «Моделирование и оптимизация процесса промышленного освоения Северо-Востока СССР с выбором индустриально-строительных опорных баз»", как Аджи.

Олейников, по специальности архивариус, кругозор которого не шире архивной полки, он вправе не понять, что тема диссертации М. Аджи (Аджиева) как раз связана с темой “степняков”, с Великим переселением народов.

Нам же, знакомым с творчеством М. Аджи по сотням очерков и десяткам книг, интерес автора кажется закономерным: он, знающий Сибирь не понаслышке, исходивший ее вдоль и поперек, не мог не заинтересоваться историей ее освоения. Действительно, кто были те люди, которые за века до строительства БАМ жили на той территории? Как удавалось им выжить в суровых краях? Откуда пришли? Как протекали демографические процессы более двух тысяч лет назад? Здесь масса интереснейших проблем.

М. Аджи первым в науке осмыслил Великое переселение народов, зародившееся в Сибири. Это и есть развитие темы его диссертации — тоже освоение, но в глубокой древности. Кстати, этим привлекает «Полынь Половецкого Поля», она не только умная, но и прекрасно написанная работа, ее язык, построение сюжета восхищают даже писателей-профессионалов.

Следом за «Полынью…» у автора вышло еще пять книг. Читая их, мы смеялись над вздорностью замечаний Олейникова: ни одно не выдержало проверку временем. Однако Читатель, будь он хоть ослом, не проглотит пассаж некого В. Петрова: «Как же оценивают работы М. Аджи историки-профессионалы? Нам не удалось найти рецензию на книгу «Европа, тюрки, Великая Степь», но, думается, вполне показателен разбор предыдущей его работы «Полынь Половецкого Поля», проделанный Д. Олейниковым в статье «Книга — полынь», содержащейся в сборнике «История России в мелкий горошек», тем более, основные идеи этих двух сочинений М. Аджи практически совпадают». Интересная позиция. Так, поспешно, у нас создают репутацию о книге и ее авторе. Чем тут возразить? Традиция!

В. Петров, судя по его работе, философ, ответим ему словами самого Олейникова: «Это — пример логической ошибки в индуктивном умозаключении, называющийся “поспешное обобщение”. Для настоящего обобщения… надо бы рассмотреть побольше суждений…». Последует ли Петров мудрому совету? Мы же рассмотрим “побольше суждений” профессионала-историка Олейникова.

Только опустим абзацы, в которых наш борец пытается доказать, что М. Аджи не умеет читать, считать, не знает географии. Как он ни перевирает цитаты, как ни обрывает их на полуслове, все равно не верим, что Аджи, выпускник геофака МГУ, столь слаб на голову. Даже если и поверим, куда деть его книги, а их десятки? И сотни статей в самых престижных журналах?.. Неужели все — и редакторы, и читатели “ослы”?

Простим Олейникову пассаж, в котором, выражаясь его языком, «слова-связки… заменяют реальные следования». У больших ученых бывает не такое! Он считает, например, начало Великого переселения народов в IV веке годами царствования Аттилы (V век). Это уже характеризует рецензента как непрофессионала. Но, допустив явную ошибку, он утверждает, будто Мурад Аджи не “подкован в хронологии”. Это что, сознательная ложь? Одно из двух, либо Олейников не знает о Великом переселении народов, активная фаза которого как раз закончилась при Аттиле, либо он откровенно лукавит и передергивает факты.

Олейникову, судя по рецензии, знакомы такие изъяны мышления: «В логике это называют “мнимое следование”… В соответствующих учебниках отмечено, что такую ошибку часто допускают те, кто не знаком с правилами логики и полагается на свой здравый смысл и интуицию…» Здесь комментировать, на наш взгляд, нечего. Заметим лишь, на всех указанных Олейниковым страницах «Полыни…» (с. 111, 196 - 198, 203, 204, 214) речь идет о Великом переселении народов. Вроде бы понятно?.. Не всем. «Начинаешь понимать, – замечает Олейников, – почему выпускают серию книг под названием: “Книги для тугодумов. Для тугодумов”».

Разумеется, автор рецензии понимает, Аджи грамотен, знает источники, а главное, талантлив. А потому прибегает к испытанному приему. Не в силах опровергнуть концепцию он пытается увлечь читателя гневом мэтра и мелкими подробностями. (Может, отсюда и название “мелкий горошек”?) Якобы здесь не так, там неверно, а раз ошибки в мелочах, что говорить о главном — все ясно. Прием не новый, он иногда срабатывает. Только мелких ошибок в «Полыни…», мягко говоря, не густо. Но нет крепостей, которых не брали “профессионалы-историки” российской науки!

Так, узнал Олейников об историке Каланкатваци и в бой. Старые издания называют Каганкатваци (что и указано в книге Аджи «Европа. Тюрки. Великая Степь»). Разумеется, старинную транскрипцию фамилии Олейников подает как грубейшую ошибку Аджи. А дальше заключает, выводы «заставляют смеяться и тыкать пальцами». С чего бы это? Оказывается, Олейников о Каланкатваци узнал, как он признается, из работ А. П. Новосельцева. Вывод? Аджи «ловко передергивает Новосильцева». Почему, спросите вы? Потому что его выводы не совпадают с выводами самого А. П. Новосельцева.

Улавливаете логику? Она проста, как калоша. И, объясняет Олейников, «опять иллюстрирует типичную логическую ошибку, именуемую “ложность оснований” или “основное заблуждение”»: в качестве основного аргумента «берутся не истинные, а ложные суждения, которые выдают или пытаются выдать за истинные». Это — очень тонкая, а главное, правильная мысль, которую забывает сам рецензент.

Судя по рецензии, Олейников специалист в области логических ошибок, а потому ход его мысли часто ставит в тупик. Сколько мы ни бились, не поняли, почему Новгородские земли он ищет не к северу от Киева (как у Аджи), а к северо-западу, у города Рига? И, тем более не поняли, почему он хочет найти там славян? И уж совсем не ясен вывод профессионала-историка о том, что географ М. Аджи «с трудом представляет себе географическую карту».

Олейников явно имел двойку по географии, раз ориентируется по карте с помощью линейки. Он не знает, что Земля круглая, потому на карте нанесены меридианы и параллели, по ним надо ориентироваться… И здесь придется вновь согласиться с рецензентом: «Чем образованнее мнит себя сочинитель, тем реже заглядывает в школьные учебники». Сущая правда.

Вообще, в точности наблюдений ему не откажешь. Он абсолютно прав, «пижонов во всех областях знания неимоверное количество». И насчет того, что в «незаделанный стык… хлещет мутная вода незнания», тоже прав. Подмечено точно, хотя и не эстетично. Это незнание и выдает: Олейников… не читал Афанасия Никитина, хотя узнал от кого-то, что в «Путешествии за три моря» есть мусульманская молитва. И опять дает дельный совет: «А ведь, казалось бы, не тяжело, хотя и требует времени, взять и полистать литературу по этой теме». Прекрасный совет, мэтр!

Так ведь сам не взял, не полистал. Потому что верит в непогрешимое: “Я не знаю — никто не знает!” Убеждая нас в невежестве Аджи, он гневно заявляет: «Неправда, что текст молитвы у Афанасия Никитина — на тюркском!» Почему неправда? Текст молитвы и ее перевод с тюркского Аджи дает в «Европе…»: «А Русь еръ тангрыд сакласын…» (а Русская земля — да сохранит ее Бог…), молитва так записана в академическом издании, которое есть в библиотеке.

Или Олейников сам не видит «разницы между арабским и тюркскими языками»? Желая унизить Аджи, он вступает на путь, полный опасностей. Так, опровергая крымско-татарское происхождение Карамзина, он утверждает: «из крымско-татарского рода XVI века… могли быть и турки, и армяне»! Это что-то совсем новенькое даже для архивариуса. И уже не удивляет у “горе-профессионала”, что тюркская папаха — принадлежность русского костюма, что у нее «не тюркское… происхождение», ее название «заимствовано через азербайджанское papax». Надо ли объяснять рецензенту, азербайджанцы и есть истинные тюрки? Или он опять имел в виду что-то другое?

В своем отрицании всего тюркского Олейников, по его собственному выражению, «столь агрессивен, сколь и невежествен». Так, именуя себя профессионалом, он утверждает, что предок Аксаковых, выехавший в Киев, был не тюрком, а «только прозван по-тюркски - “Аксак”». Допустим, “только прозван”. Но кто же были те русские, которые давали и принимали тюркские прозвища? Как говорится, “приплыли”…

С сочувствием воспринимаешь и замечание, что «умение обобщать… заставляет задуматься над трудностями, с которыми ему (Аджи) удаются некоторые мыслительные операции». И Олейников предлагает свое умение обобщать: «Раз метод Мурада Аджи так прост, не объявить ли нам его имя-фамилию исконно русскими? Смотрите, как все просто: Мурад = Мура+Ад. Аджи = Ад+Жив. Стало быть, уже в имени автора заложено послание предков к читателю разбираемой книги: МУРА АДСКАЯ, АД ЖИВ!» Несчастная российская наука, раз у нее такие профессионалы!..

Если это считать научным разбором, то остается вновь согласиться с авторами «мелкого горошка»: наука в серьезной опасности.

Сколько мы ни листали книги Мурада Аджи, нет там “жидомассонов”, “недоумков греков”, “поклепа на евреев”. Нет там и тех нелепостей, которые рецензент выдает за “невежество автора”, все это плод нечистоплотной фантазии профессионала-историка. Чего, например, стоит еще один его шедевр — версия о происхождении слова “половцы”: «Говорят, “труслив, как овца”. А если еще трусливее — как пол-овцы? Назание получается на 100% точное!» Виват, Россия! Учитесь и трепещите, поганые инородцы.

Здесь лучше бы действовать по инструкции самого Олейникова: «А вот если бы по одному представителю от оскорбленных народов хотя бы по разу дали розгой по мягкому месту… (если им не противно будет), то много бы еще дури из него повыбили». Эта фраза тоже достойна рецензента-профессионала.

И уж совсем грустно становится от ссылок на работы, знакомые ему лишь по названиям. Лучше бы он их не упоминал. Так же как не упоминал бы каталог Российской Государственной библиотеки, из которого почерпнул свои сведения по археологии, этот каталог есть в Интернете: http://www.rsl.ru

Но в нем нет ни одной работы историка Дмитрия Олейникова по теме, о которой он взялся судить! Нам удалось найти две хилые публикации, их тема: «Образ М. Бакунина в общественном сознании». Его работы к переселению народов имеют такое же отношение, как Бакунин к названию города Баку.

Кстати, из того каталога легко узнать о работах М. Аджи (Аджиева), там не две брошюры, как уверяет Олейников, а тридцать книг (включая переводы на иностранные языки и переиздания)… Как бы ни лгали спасители российской науки, они не убедили, что “после критической статьи Дм. Олейникова «Книга — полынь» дикость собственных построений должна быть ясна даже самому автору”. С такими словами вступает в бой за правду соратник Олейникова, речь об опусе Г. Елисеева «Ложь. Выдумки. Великая Степь».

Название опуса точно и беспомощно. Великая Степь, действительно, окружена ложью и выдумками. Но в том ее величие, что перед ним бессильны даже оговоры. Можно лишь улыбнуться, читая возражения Елисеева против книги Аджи «Европа. Тюрки. Великая Степь», все сводится к одному: Мурад Аджи ничего не знает, потому что в школьных учебниках нет того, о чем он пишет. Логика сногсшибательная.

Учебники, как выясняется, Елисеев знает не так чтобы очень, хотя пишет о себе: «Мои научные интересы всегда лежали в области истории религий». А потому, не сомневаясь, демонстрирует “дикость собственных построений”, с апломбом заявляя: «К сведению Мурада Аджи, у христиан… загадочное слово “богоотец” не используется. Нет такого слова». «И, ради Тенгри, Мурад Эскендерович, где, в каких источниках написано, что христиане называли царя Давида “богоотцом”»? - с развязностью блатного студента продолжает историк. - «Поднимите мне веки, не вижу…»

Тут самое время, по совету Олейникова, брать в руку розгу, оборотив позорного “студента-рецензента” к энциклопедии «Христианство» (т. I, с. 274). К статье «Богоотец». Для ученого, чьи «научные интересы всегда лежали в области истории религий», стыдно не знать азы. Примеров, подобных этому, в рецензии Елисеева много. Разбирать их дело пустое. Похоже, это понимает сам Елисеев, говоря: «Я мог бы еще много распространяться… приводить пример за примером, но понимаю, что уже надоел читателям…

Действительно, надоел. И очень. Потому что он — самозванец, с тощим научным багажом и большими амбициями. Чтобы убедиться, достаточно было заглянуть в упомянутый каталог и поискать научные труды Г. Елисеева. Ничего нет! Зато на сайте любителей фантастики есть: там он громко именуется “автором учебников по истории и религиоведению”. Имеются в виду два его пособия по истории для школьников, вызвавшие массу нареканий со стороны общественности. Однако на сайте любителей фантастики им самое место: с реальной историей у учебников столько же общего, сколько у “научных” статей автора с настоящей наукой.

И теперь по-человечески понятна обида этих рецензентов на М. Аджи, который просто игнорирует безграмотные школьные учебники, а вместе с ними и “профессиональных историков”. Настораживает, однако, другое: карьеру в науке эти молодые “горе-историки” начали с политического доноса. Для торжества своей “научной истины” они обращались за помощью к правоохранительным органам… Не так ли начинался 37 год?

Олейников просил “органы” направить Аджи в концлагерь: «Сколько полезного по промышленному освоению Северо-Востока России было бы сделано!» А его соратник Елисеев — в психбольницу для инакомыслящих. Что ж, давно не слышали подобных советов, которые годами тиражируют по чьему-то заказу иные сайты Интернета. Пожалуй, с тех самых пор, как советскую науку защищали от “продажной девки буржуазии” – от генетики или от “лженауки” – кибернетики…

Что если и вправду, все возвращается на круги своя?